Tom Clancy’s The Division 2 в PlayStation Magazine

Приветствуем Агенты! Мы продолжаем публиковать цикл из переводов статей из PlayStation Magazine UK, вышедшего на этой неделе, состоящий из трех частей. В третьей и заключительной статье, журналисты обсуждают игру с гейм директором Матиасам Карлсоном — темная зона, механики боя, изменение мира и многое другое.

Мы добрались до точки эвакуации, напряженность висела в воздухе.

Наша группа Агентов спецотряда, груженая найденной экипировкой, прячется за импровизированным укрытием. Это полностью сгоревшая машина, заросшая вьюном. Но не кусты нас царапают, а «дружеский» отряд Агентов, ставших ренегатами. Они хотят забрать нашу добычу.

На первый взгляд The Division 2 очень похожа на первую часть. Тут вам и около 40 часов сюжета, который можно пройти как одному так и в компании, открытый для исследования мир (из Нью-Йорка мы переносимся в воссозданный 1 к 1 Вашингтон), исследуй его один или с друзьями, есть и Темная Зона – весь лучший эндгейм контент; да, даже лучше чем в Destiny 2.

«Темная Зона — это отличный социальный эксперимент. В нем игрок сталкивается с окружением, противниками и другими игроками и это все одновременно, однако все эти столкновения опциональны,» объясняет гейм директор Матиас Карлсон.

Данный режим уникален тем, что раскрывает скрытые качества человека; Темная Зона искушает игроков делать плохие вещи: убивать, быть жадным, грабить напарников.

«Никто никого не заставляет. Все строится на том “что люди делают, когда никто не видит” и именно, над этим мы продолжили работать в The Division 2» добавляет Карлсон.

Главная Идея

Tom Clancy’s The Division 2 в PlayStation Magazine

Перенос места действия игры в Вашингтон, Округ Колумбия, сыграл большую роль в том, как Massive Entertainment подошла к реализации Темной Зоны. Разработка с упором на эндгейм, при создании The Division 2, помогла сделать уникальный и не типичный ПвП режим еще лучше.

Первое и самое важное, это то, что теперь доступны три разных зоны, разработанные таким образом, чтобы этот режим был понятен и принят новыми игроками.

Всем, кому оригинальная Темная Зона Нью-Йорка показалась слишком вызывающей, понравится разнообразие. По словам Карлсона некоторые игроки никогда не достигали вершины Манхэттена.

Суть дополнительных двух зон заключается в уравнивании, это значит, что при входе в Темную Зону ваша экипировка и навыки будут подогнаны под других игроков. Вы все так же можете играть как вам вздумается, быть быстрым скаутом с дробовиком или снайпером, но с «более равным уроном и шансами выжить. Теперь это по сути- твой супер билд против моего супер билда,» объясняет Карлсон.

Если вы приверженец идеи, что ваши характеристики и без того идеальны для боя, то возьмите на заметку третью Темную Зону. Одна из зон, которую Карлсон называет Оккупированной Темной Зоной, является «классической темной зоной, игра в которой зависит от вашей скорости реакции», в ней маски сброшены и происходит все что угодно.

Необходимость сделать эндгейм в The Division 2 более доступным красной нитью проходит через сюжет сиквела. Обучающие миссии помогут освоиться в этом опасном мире. «Так что если вы впервые пошли в Темную Зону, это не значит, что вы окажетесь легкой добычей, и если это вас все еще беспокоит, то можно отправиться туда с друзьями, чтоб избавиться от чувства «там за стеной спят драконы и ждут, когда я приду,» говорит Карлсон.

Вернемся к нашему тревожному ожиданию эвакуации. Вертолет наконец прибывает, и мы все прикрепляем добычу к веревке, заманчиво висящей посреди самодельных баррикад Рыбацкой Пристани на юге Вашингтона. Пока таймер ведет отсчет, а пули рикошетят от машины, напарник завет на помощь, нас обнаружили и окружают. Будучи подлыми типами, мы сидим на дальней дистанции и отстреливаем противников, как только они высовываются из-за укрытия, чтоб вступить с нами в бой. Угроза потерять добычу проходит, и мы на секунду успеваем обрадоваться… и в этот момент пуля попадает нашему персонажу прямо в лицо. Еще один отряд Ренегатов дожидался окончания перестрелки, чтоб напасть на победителей.

Tom Clancy’s The Division 2 в PlayStation Magazine

Становление Ренегатом играет очень важную роль в первой части игры. Некоторые Ренегаты, прячась в тени дожидались, когда мимо них пройдут два отряда и стреляли одному из игроков в спину, тем самым создавая искусственный конфликт между двумя «дружескими» группами, и позволяя им убить друг друга, даже не догадываясь о том, что их подставили. Не было ничего лучше, чем развязать охоту за «жертвой» и набрать максимальный ранг Ренегата, гоняя группы охотников Спецотряда по туннелям Манхэттенского метро.

Однако для сиквела Massive Entertainment «расширили систему рангов Ренегата», говорит Карлсон. Охота все еще является максимальным уровнем, но во второй части вы можете пойти иным путем, чем просто нападать на агентов Спецотряда. «У нас есть возможность следовать своим интересам, в том числе обманным путём», говорит директор, поясняя что вы можете украсть добычу и не делиться, или обобрать раненного игрока, просящего о воскрешении.

Воровство и похожие темные делишки все еще делают вас Ренегатом, но не оповещают об этом игроков вокруг. Вместо этого, новый «Серый» статус Ренегата обозначает игроков, которые не убивают других, но которым нельзя доверять. Это подход имеет нюансы, которые сочетаются с другими аспектами игры в Темной Зоне. Например, стрельба по своим выключена в двух из трех Темных Зон. Это гарантирует отсутствие случайных становлений Ренегатом, или ненужных оправданий.

Вражеские Зоны

Tom Clancy’s The Division 2 в PlayStation Magazine

Игровой процесс в Темной Зоне очень знаком. Мы обыскивали и зачищали «памятники» от врагов, появившихся в сиквеле. Истинные Сыны, группа бывших солдат, перешедших на плохую сторону. Их возглавляет бывший офицер ОТГ, который провозгласил себя военачальником на руинах столицы США.

Простая тренировка, оживленная миром, в котором мы находимся; передвигаемся от укрытия к укрытию с помощью Х и перепрыгиваем мусор зажимая О как Ассасины, Вашингтон — это место, где не стоит стоять на месте. Удивительно на сколько детален мир.

Игровой движок Snowdrop разработанный Massive Entertainment выкладывается на максимум, и если мы не разглядываем обломки Борта Номер Один, раскиданные по Национальной Аллее, то восхищаемся диким оленем, который прыгая пересекая наш путь.

НПС и различные враги, которых мы встретили, добавляют зрелищности. В то время как обычных солдат достаточно просто убить, усиленные юниты – бронированные враги с ракетными установками и тяжелыми пулеметами – требуют больше времени; сначала надо уничтожить броню, и только потом нанести добивающий удар. Как только мы встретим таких танков, то сможем проверить нашу командную работу и выбор оружия.

Вскоре мы попадаем вглубь ополчения Истинных Сынов, которые объединяются вместе и успешно используя укрытия вступают с нами в конфронтацию. Укрываясь внутри Старого Почтового Отделения, солдаты объединяются, пытаются зайти с фланга, и делают засаду у входа в здание. Этот неистовый бой проверяет не только нервы игроков, но и механику стрельбы НПЦ.

Вашингтон очень сильно влияет на восприятие игры, говорит Карлсон: «Ты как будто действительно ощущаешь “черт, а ведь это может произойти на самом деле.” Это прямое наследие Прямой и явной угрозы Клэнси, и реализм отчетливо подчеркивает это.»

Попадание в настоящий мир, через семь месяцев после того, как доморощенный террорист начал пандемию оспы в Нью-Йорке, делает The Division 2 как никогда доступной для понимания. Когда патрулируешь столицу Америки, опустошённую беспорядками, а затем захваченную природой, мир и его предыстория соединяются на эмоциональном уровне.

«Вы усваиваете все моментально, а не подвергаете сомнению, так что вам удается получать удовольствие от насыщенности того, что делает игру особенным, вместо того чтобы в первую очередь познавать мир,» говорит Карлсон. Произошла трансформация, которая понятна. Если вам знаком город, вы будете буквально следовать внутреннему компасу во время игры, но то преобразование, которое произошло за эти семь месяцев с Нью-Йорка сделает все очень особенным.»

Сетка разблокирована

Tom Clancy’s The Division 2 в PlayStation Magazine

Схожесть с реальным Вашингтоном добавляет игре интереса. Город является смесью старого и нового, узких улочек и современных зданий. Разнообразие Вашингтона, то, чего не хватало в первой части с ее линейно расположенными улицами Манхэттена.

«Манхэттен знаковый город, но с ограниченной средой, которую мы можем создать. Вашингтон очень контрастный город; с постоянным субтропическим климатом летом,» уточняет Карлсон. «Природа полна жизни. На острове Рузвельта почти настоящие джунгли, природа пытается забрать свое; большие открытые пространства Национальной Аллеи, состоящие из больших лужаек и воодушевляющих монументов; и такие места как Джорджтаун, район Европейского типа с узкими улочками и переулками […] разнообразие необходимо не только для визуальной красоты но и для разнообразия игры, в основе у нас все таки шутер.

Его последняя фраза зацепила нас, в первую очередь The Division 2 это шутер, хоть и со строгими правилами ролевой игры, «там, где встречается РПГ, погружайтесь в него с головой,» добавляет Карлсон. В игре проходит грань между сюжетной компании ролевого боевика в реальном мире, и, как видно из Темной Зоны, между более традиционными шутерами, с наличием ПвП на старте игры и рейдов на 8 человек. Данная серия продолжает жанр онлайн игр со смешанным жанром, начатый Destiny и доминирующей Monster Hunter: World, такой важный для PlayStation 4.

Суть у этой «что, если?» истории («Может быть» увиливает Карлсон, когда мы спрашиваем, станет ли история The Division 2 более глобальной), в уникальном эксперименте, который показывает, что мы делаем, пока никто не видит и свет погашен. Как мы будем себя вести. Оказывается раздробленный мир гораздо веселее единого – но, слава богу, что это всего лишь игра.

Переведено специально для thedivision2.pro-tos.ru

Поделиться в vk
Поделиться
Поделиться в twitter
Поделиться
Поделиться в facebook
Поделиться
Поделиться в telegram
Поделиться